Полиамория и привилегии пар (перевод)

Это перевод важной статьи, написанной Франклином Ву у себя на сайте www.morethantwo.com/coupleprivilege.html на английском языке. Статья расширяет идеи из Эскалатор Отношений, кататься или нет (перевод).

Перевод взят с одного из лучших русскоязычных сайтов по теме полиамории — polyamory.progressor.ru. Я разве что заменил «the single person» на Одиночка, а не на Одинокие люди так как одиночество в русском языке имеет более эмоциональную окраску, чем юридический статус отношений.

Если вам тяжело начать читать, перемотайте сначала к части 7, там выводы и после решите читать ли всё.

=

Найти подход к привилегиям непросто. О привилегиях пары и том, какую роль они играют в отношениях, можно было бы написать целую книгу. Но множество людей, вполне здраво мыслящих в других областях, начинают дёргаться при упоминания слова на букву «П». Оно воспринимается как обвинение или попытка сманипулировать на чустве вины, ведь всем нам нравится думать о себе как о честных и добрых людях, и нам неприятна мысль о том, что мы получаем незаслуженные преимущества.

Но привилегии, особенно привилегии пар реальны и играют в полиамурных отношениях свою весьма разрушительную роль. Так что пристегнитесь, мы собираемся нырнуть прямо вглубь этого слова на букву «П».

0. Привилегия, что это?

Говоря просто, при обсуждении людей и обществ «привилегия» это преимущество, которое человек или их группа имеет над другими людьми и/или группами и которое не было каким-то образом заслужено.

Но это простое понятие оказывается очень сложным и тщательно заминированным. Отчасти эта сложность получается из того, что привилегия невидима для своего обладателя. Если вы находитесь в привилегированном положении, это не выглядит так, что у вас есть преимущества перед другими, это выглядит просто Устройством Мира. Люди не реализуют привилегии сознательно. Люди не просыпаются с мыслью: «Вау, раз я белый гетеросексуальный парень, пойду-ка я поугнетаю женщин и всякие меньшинства!» Привилегии коварны потому, что они структурны, привилегированные люди получают преимущества, не задумываясь о них.

Так как привилегии невидимы, бывает очень трудно признать, что они у нас есть. Нам нравится думать, что мир по большей части относительно справедлив, нам не нравися мысль, что мы получаем выгоду от угнетения других. Нам нравится думать, что мы оказались на своё месте только за счёт собственных усилий. Мысль о том, что мы можем выигрывать от того, что другие люди не имеют к чему-то доступа, причиняет нам дискомфорт.

Лучшее введение в тему привилегий, которое мне попадалось это Unpacking the Invisible Knapsack Пегги Макинтош. Это эссе прямо-таки открыло мне глаза.

Когда люди пытаются говорить о привилегиях, по этому поводу всегда возникает некоторый скепсис. Например, многие могут сказать, что разговор о «привилегиях» это просто способ заткнуть их. «Ты не чёрный/женщина/иное, так что у тебя просто нет права говорить на эту тему!» Я не знаю насколько часто такое случается, но я видел, как люди реагируют так, как будто было сказано это, хотя на самом деле прозвучало что-то вроде: «Ваш опыт отличается от моего, и, похоже, принимаемые вами как данность привилегии влияют на вашу способность понять — почему именно так получается».

Другая виденная мной критика, говорит о том, что идея «привилегий» создаёт пирамиду достижений, в которой на вершине находятся богатые гетеросексуальные белые мужчины, а внизу, предположительно, бедные чёрные транссексуальные лесбиянки. На самом же деле всё не совсем так: хотя богатые белые гетеросексуальные мужчины получают львиную долю социальных привилегий, привилегии не столь шаблонны и однообразны. В разных средах разные группы получают разные привилегии. Мужчины как правило получают множество разнообразных преимуществ перед женщинами: нам платят больше в большинстве профессий, почти все руководители больших корпораций — мужчины, большинство политиков — мужчины, если вы войдёте в комнату, полную людей в деловых костюмах, самым главным обычно окажется мужчина, но в судах по семейным делам у женщин есть определённые преимущества. Будучи равными во всём остальном, женщины чаще получают опеку над детьми, чем мужчины. В американском обществе у белых есть множество преимуществ перед чёрными, но чёрный, вероятно, столкнётся с лучшим отношением при починке машины, чем белая женщина. (Степень, в которой автомеханики считают женщин совершенно невежественными, поражает меня независимо от того, сколько раз я это видел.)

Многие возражают против слова «привилегии» как такового, утверждая, что оно оскорбительно само по себе и вместо него следует использовать какое-нибудь другое слово, например «преимущество». Мне кажется, что это чушь, оскорбительно не слово как таковое, а выражаемая им идея доставляющая нам сильнейший дискомфорт. Джон Скалци написал эссе о привилегиях, в котором сознательно избежал упоминания слова на букву «П», но люди всё равно реагируют на него предсказуемо плохо.

Факт состоит в том, что мы не рождаемся равными. Часть из нас рождена в положении (богатство, власть, раса, прочее), которое даёт нам преимущество перед другими людьми. Это не значит, что мы обречены на успех. Это не значит, что нам мы получаем всё без труда и не заслуживаем ничего из своих достижений. Это просто значит, что кому-то из нас добиваться чего-то проще, чем другим, что мы выигрываем от этой ситуации хотим того или нет.

Вот это и есть привилегии.

И я хочу поговорить о роли, которую они играют в полиамурных отношениях.

1. Привилегии пар в обществе

Мы живём в обществе, которое ожидает от нас определённых вещей.

Общество в числе прочего ожидает от нас, что мы встретим кого-то, влюбимся, поженимся и заведём семью.

Социальное ожидание по умолчанию — гетеросексуальная моногамия. Люди, рождённые очевидными мужчинами и женщинами и склонные к людям определённо другого пола имеют в нашем обществе некоторые привилегии. Их жизни сами собой оказываются во многом проще, чем у людей, которые рождены с не столь определённым полом, чем у тех, чьё самовосприятие не соответствует телу, в котором они рождены или тех, кто видит своими любовными партнёрами людей своего пола.

Какого рода эти преимущества? Люди, как правило, при прочих равных лучше реагируют на гетеросексуальных (или бисексуальных, но имеющих партнёра другого пола), чем на гомосексуальных, транссексуальных людей или интесексуалов. Гетеросексуальным людям обеспечивает некоторые преимущества законы (что, наконец, меняется) [увы, не в России — прим. переводчика].

Религиозные организации отдают крайнее предпочтение гетеросексуальным людям, не везде и не всегда, но в подавляющем числе случаев. Таким людям проще усыновлять детей. У них есть налоговые льготы.

Так что у полиамурные люди всегда сталкиваются с определёнными неудобствами. Мы не очень-то соответствуем ожиданиям моногамии.

Эти ожидания просачиваются в нас даже тогда, когда мы знаем, что моногамия нам не подходит. Мне кажется, что это особенно часто случается с теми, кто приходит к полиамории после некоторого времени нахождения в моногамных отношениях, обычно это выглядит как пара, которая хочет расширить свои отношения.

Когда пара впервые отваживается попробовать полиаморию, они обычно сталкиваются с тем, что опытные полиамурные люди постоянно закатывают глаза и тяжело вздыхают на их счёт. Это может несколько озадачивать. В конце концов, если вы всё тщательно обдумали и действительно хотите попробовать эту самую немоногамию, почему все вокруг устраивают такие сложности?

Ответ состоит в том, что как бы тщательно вы всё не обдумали, вы наверняка сохранили некоторые представления и ожидания, которые ставят ваши отношения в привилегированное положение, хотя бы прд предлогом их «защиты»… А многие из нас, опытных полиамурных людей, уже пострадали от вполне благонамеренных действий тех, кто неосознанно и непреднамеренно ставит себя в привилегированное положение за чужой счёт.

Размышления об отношениях в чём-то подобны восприятию музыки. Если ваш слух не натренирован, вам довольно трудно, например, выделить линию басов из всей остальной музыки. Но после того, как вы послушаете её саму по себе, вам внезапно оказывается легко отделить её от музыкального фона.

Это эссе написано именно для этого: дать вам услышать линию басов саму по себе, чтобы вы могли чувствовать её, когда будете действительно строить свои отношения.

2. Единорог

Когда устоявшаяся пара впервые сталкивается с полиаморией, бывает очень соблазнительно попытаться сохранить как можно больше элементов моногамии.

В конце концов, мы живём в мире, в котором «серьёзные отношения» означают эксклюзивность. Мы живём в мире, который учит нас, что если партнёр хочет секса с кем-то другим, значит мы недостаточно хороши, с этим надо что-то делать, иначе мы потеряем партнёра! Мы живём в мире, который учит нас, что секс и отношения идут рука об руку.

Выход за пределы этого мира может оказаться весьма пугающим. Что случится, если партнёр захочет секса с кем-то ещё, не получится ли что он или она просто вырвется на волю и начнёт заниматься сексом со всеми? Это ведь не выглядит правильным способом развивать отношения, так?

И что насчёт ревности? Как мы можем защититься от ревности, если партнёр занимается сексом с кем-то другим?

Решение всех этих проблем кажется очевидным и прямо с ходу приходит в голову множеству людей: найти бисексуальную женщину, которая будет заниматься сексом с обоими членами пары и все трое будут верны друг другу. В конце концов, если вы оба занимаетесь сексом с одним и тем же человеком, никто не будет ревновать, так? Если вы все верны друг другу и никто из вас не занимается сексом ни с кем другим, можно не бояться того, что партнёр вырвавшись на волю начнёт заниматься сексом со всем миром, так? И, разумеется, это должна быть женщина, ведь женская бисексуальность это круто, а мужская — мерзко, так?

Есть причины, по которым таких женщин называют «единорогами», а ищущих их 1.872.453.014 пар называют «охотниками на единорогов». Мысль поискать единорога кажется совершенно разумной, но она вырастает из множества идей, которые вовсе не всегда оказываются правдой и основана на ожиданиях, ставящих устоявшуюся пару в привилегированное положение, даже если это и не заметно.

Пары, ищущие единорогов ­— не злодеи. Они не плохие и не хотят никому зла. Но всё равно это часто заканчивается именно причинением зла тем, кто пересекает их путь. Моя подруга рассказывала об опыте отношений с парой в качестве третьего партнёра как о том, что она «была их жевательной игрушкой», и подавляющее большинство известных мне полиамурных людей, однажды оказавшись в этой ситуации, никогда больше на такое не согласятся.

Но почему? Что тут не так?

Ведь вы сначала сели с партнёром, всё тщательно обсудили и согласились, что именно так ваши потребности будут удовлетворены, так?

Что тут не так?

Давайте ненадолго оставим в стороне то, что когда вы говорите о немоногамии, всё, что начинается со слов «Мы оба…» автоматически помещает ваши отношения выше остальных и попробуем посмотреть на всё это с точки зрения потенциальной третьей.

Обнаруживается, что в ваших договорённостях нет ничего о ЕЁ потребностях. Она не участвовала в обсуждении, да как бы она могла? Вы даже ещё не встретили её. Но вы заранее решили какими будут правила отношений, ещё не вступив в них. Ну… люди в такой ситуации склоны ощущать себя довольно бесправными.

А большинство людей в полиаморном сообществе полиаморны именно потому, что отвергают идею жёстких ограничений. Они отвергают идею, что нахождение в одних отношениях означает автоматический отказ от всех остальных. Так что поли-сообщество действительно не лучшее место, чтоб искать там кого-то, кому вы планируете сказать: «Пока ты с нами, тебе нельзя быть ни с кем другим».

Но самое важное тут то, что вы не думаете о том, в какой степени вы ставить отношения между собой выше отношений с ней. Что скорее всего будет означать, что когда вы найдёте эту «её» и пригласите присоединиться к вашим отношениям, она скорее всего будет не в восторге от этого предложения. (Многие ищущие партнёрш говорят: «Это просто то, чего мы хотим, не судите нас!», и сразу же продолжают: «Но люди, это правда сложно: мы ищем и ищем и никого не можем найти.»)

Привилегия — коварная штука. Очень сложно думать о том, как вы обеспечиваете свои отношения кучей незаслуженных преимуществ, если вы о них даже не подозреваете.

Так что позвольте мне немного поговорить о том, в чём состоят эти преимущества…

3. Весьма неполный список присущих парам привилегий

Давайте устроим мысленный эксперимент. Допустим вы состоите в отношениях. Вы состоите в них уже некоторое время, возможно, годы. Возможно, вы живёте вместе. Возможно, вы женаты. Возможно у вас есть собака по имени Спот, ребёнок по имени Фредди, золотая рыбка Ванда или что-то такое.

Так или иначе, вы вместе и вы счастливы, но вам кажется, что было бы круто иметь больше. Так что вы решаете дать полиамории шанс.

Теперь представим, что вы нашли третью. Она прелестна, умна, в постели — просто динамит, вы нравитесь ей оба, ей нравится даже ваша рыбка.

И, допустим, ваш постоянный партнёр говорит: «Я пока не чувствую себя уверенной насчёт этого всего. Я знаю, что мы оба хотели это попробовать, но я по прежнему испытываю неудобство, когда ты занимаешься сексом с нашей третьей. Не мог бы ты сделать мне одолжение и на время прекратить заниматься с ней сексом, пока я не почувствую себя увереннее?»

А теперь представим, что ваша третья говорит вам: «Я пока не чувствую себя уверенной насчёт этого всего. Я знаю, что мы оба хотели это попробовать, но я по прежнему испытываю неудобство, когда ты занимаешься сексом со своей женой. Не мог бы ты сделать мне одолжение и на время прекратить заниматься с ней сексом, пока я не почувствую себя увереннее?»

Ну как, почувствовали? Волнение в Силе. Для большинства людей ответы на эти два очень похожих запроса будут разными. Это один из примеров привилегий пары.

Теперь допустим, что вас пригласили на корпоративный пикник. Вы можете взять с собой партнёра. Что вы сделаете? Возьмёте с собой мужа или третью?

Тсс! Это снова оно, волнение в Силе.

Что вы скажете своей семье? Приведёте ли вы третью на праздничный ужин? Вы за все эти годы привыкли получать почти невидимые социальные преимущества, вытекающие из моногамных гетеросексуальных отношений. Теперь вам внезапно приходится задумываться о том, что теперь вы не в них. Что скажете? Вы продолжите прятать свои отношения? Расскажете ли вы что-нибудь своим моногамным друзьям? Вашему начальнику? Сотруднику закусочной через дорогу?

Ох-ох… Теперь это всё как-то усложнилось. Что подумает ваша мама? Может быть, лучше не говорить ей… остаться в шкафу?

Но, если вы так поступите, что вы скажете своей третьей? Вы скажете ей, что она достаточно хороша, чтоб с ней трахаться, но недостаточно для того, чтоб показаться с нею на публике. Вы скажете ей, что любите её, но не настолько, насколько любите социальные привилегии от вроде как моногамии.

Ох.

Что, если это ей не очень понравится?

Есть множество привилегий, связанных с моногамностью. Часть этих привилегий — «внешние», вы получаете их не прося об этом. Часть их — привилегии «внутренние», то, как вы для того, чтоб чувствовать себя безопаснее выносите свои отношения как бы в другую плоскость, в которой нет никаких «третьих» и «внешних партнёров».

Внешние привилегии:

[Автор живёт в США и данный список наиболее актуален именно для этой страны, однако большинство пунктов почти универсальны — прим. переводчика.]

  • Вы можете поселиться в отель как пара и ожидать, что вам предоставят номер с одной кроватью. В то же время во многих отелях существуют правила, запрещающие сдавать комнату с одной кроватью трём или более взрослым.
  • Возможность легко найти в любом магазине поздравительные открытки, описывающие ваши отношения и выражающие то, что вы хотите выразить.
  • Предположения о парности в рабочем и общественном окружении: в ряде случаев вам позволяется (или даже требуется) привести с собой одного партнёра на свадьбу, вечеринку и тому подобное.
  • Вы легко можете снять квартиру на двоих: многие арендодатели не сдают квартиры с одной спальней более чем двум взрослым или могут накладывать те или иные ограничения на то, сколько взрослых могут там находиться. [В России аренда жилья выглядит несколько иначе, но проблемы у семей с необычным составом могут возникнуть запросто — прим. переводчика.]
  • Если у вас есть дети и вы вовлечены в немоногамные отношения, вам может угрожать опасность со стороны органов опеки.
  • Вовлечённость в немоногамные отношения может вести к общественному осуждению и предположениям о неразборчивости.
  • Немоногамность может быть использована против вас в суде по вопросу опеки над детьми и в других случаях.
  • Немоногамность может приводить к проблемам при изучении вашего образа жизни, например, перед допуском к секретной информации.
  • По уставу армии США, супружеская измена является преступлением [и, судя по тому, что пишут в сети, существует большой аспект неопределённости, в одних частях на это не обращают внимания, а в других можно реально оказаться за решёткой и быть уволенным с позором и без выплат, хотя супруга, которой «изменили» не выдвигает никаких претензий — прим. переводчика].
  • Вы можете вступить в брак с одним партнёром, но не с двумя. Брак сам по себе приносит с собой определённы привилегии: налоговые льготы, юридическую защиту общей собственности, льготы при страховании и многое другое.
  • Большинство религий ставят гетеросексуальные моногамные отношения превыше любых других любовных и сексуальных отношений.
  • Усыновить ребёнка гораздо проще, находясь в моногамных отношениях.
  • Право посещения в больнице и право принимать медицинские решения часто распространяется только на одного партнёра (и, часто, только в случае зарегистрированного брака).
  • Множество культурных установок ставят гетеросексуальную моногамию в привилегированное положение: необычные любовные отношения связывают с педофилией, если нетрадиционные отношения распадаются, это происходит исключительно из-за их нетрадиционности, полиамурные люди всегда в поиске и, следовательно, являются угрозой для моногамных, если вы полиаморны, значит ваш партнёр недостаточно хорош или вы недостаточно любите его или её, «полиамория» — просто эвфемизм для сексуальной неразборчивости.
  • Не исключено, что «третьей» партнёрше не позволят забирать детей из школы или детского сада.
  • Семейные торжества и отпуска гораздо проще организовывать, если вас двое, а не трое.
  • Возможность сказать «Я провёл вместе со своим моногамным партнёром восемнадцать лет» и это не будет услышано как «благодаря моногамии» или «я расстался с моногамным партнёром через три месяца» без того, чтоб это было воспринято как действие против моногамии.

Внутренние привилегии:

  • Предположение, что пара всегда имеет приоритет (больше об этом ниже).
  • Договорённости о «праве вето», которые позволяют одному члену пары приказать другому разорвать «внешние» отношения.
  • Многие ожидают определённых финансовых привилегий, вроде общей собственности.
  • Предположения, что если пара захочет детей, они будут заводить их в пределах пары, а не с «третьей» партнёршей.
  • Скрываемая полиамория, лишающая третьей партнёрши права на признание в качестве такового.
  • Предположение, что для того, чтоб считать, что всё идёт хорошо, достаточно того, что изначальная пара осталась вместе.
  • Идея, что если пара «пробует» полиаморию и решает, что ей она не подошла, можно просто отделаться от третьей участницы и вернуться к моногамии. Такой подход неизбежно рассматривает людей в качестве легко заменяемых объектов.
  • Общая история пары, результатом которой является общий опыт, собственный язык, внутренние шутки, недоступные третьей партнёрше и, часто, пугающие.
  • Предположение, что если третья партнёрша решит поселиться вместе, это она переедет к паре, а не наоборот.
  • Территориальность, которая может проявляться множеством разных способов: «Ты не можешь заниматься сексом с кем-то другим на нашей кровати», «Ты не должен называть никого кроме меня моим любимым ласковым прозвищем», «Тебе не следует никого приводить в наш любимый ресторан» и тому подобное.
  • Пара обычно полагает, что они могут устанавливать условия, на которых к отношениям может присоединиться третья участница, и эти условия часто лишают эту участницу всякой власти надо своей собственной жизнью.
  • Иногда пары считают, что если третья участница занимается сексом не с обоими членами пары, она — не член семьи.
  • У пары есть «встроенная» система взаимной поддержки на случай, если «внешние» отношения распадутся, в случае же распада отношений между членами пары это обычно выглядит иначе.
  • Предположения о том, как будут развиваться события в случае незапланированной беременности если она случится внутри пары или у третьей участницы.
  • Мнение, что если установившаяся пара сталкивается с проблемами в своих отношения, она может «поставить на паузу» все «внешние» отношения и сосредоточиться на этих проблемах, но если у кого-то из членов пары возникают проблемы с «внешними» отношениями, он не может «поставить на паузу» свои основные отношения, чтоб разобраться с этими проблемами.
  • Мнение, что пара может отменить встречу с «внешней» любовницей просто что кто-то из них чувствует такую потребность, внешние же партнёры обычно не имеют возможности отменить встречу или событие, происходящее внутри пары.
  • Пара может захотеть держать «внешних» партнёров подальше от обычной жизни семьи, вроде домашней работы [я встречал довольно много упоминаний о прямо противоположном — прим. переводчика].
  • Предположение, что время каждого участника пары полностью принадлежит второму участнику, если обратное не было оговорено в явном виде.
  • Различия в том, что происходит, если член пары получает серьёзную травму или тяжело заболевает и что — когда это происходит в «внешней» партнёршей.

Разумеется, не каждая пара извлекает преимущества из каждой из этих привилегий, и не каждая ставит свои отношения в привилегированное положение именно этими способами. Это примеры того, как привилегии пары могут давать ей преимущества.

4. Но как насчёт защиты пары?

Но к этому месту вы, наверное, уже начали думать: «Эй, Франклин, подожди минутку! Некоторые вещи в твоём списке совершенно неизбежны, например общая история. Я не готов рассматривать это как род привилегий! И если у вас есть дети, ипотека, другие обязательства, разумеется, эти обязательства оказываются на первом месте! В чём тут проблема? Ведь в этом нет ничего неправильного!»

Вы правы. Нет.

У вас уже есть отношения и обязательства и вы хотите уделять им внимание. Это разумно. Но они не обязательно должны превращаться в торжество привилегий.

Представьте, что у вас только что появился новый друг. Вероятно, вам не покажется конструктивным сказать ему: «Знаешь, у меня уже есть друзья, я знаю их дольше, чем тебя, так что я буду считать их более важными, чем тебя». Скорее всего вам не покажется необходимым сказать ему: «Ну, просто чтоб ты знал, потребности моих детей для меня важнее твоих». Пожалуй, будет немного странно, если друг не поймёт этого сам. И если вы уже закончили шестой класс, будет выглядеть довольно странно, если вы скажете новому другу: «У меня уже есть лучший друг, и так как лучший друг может быть только один, я хочу, чтобы ты понимал, что мы можем быть друзьями, но никогда не будем лучшими друзьями».

Но это ровно то что, пары для которых полиамория в новинку часто говорят новым партнёрам. Порой, буквально на одном выдохе со словами о том, как они хотят построить «равную» триаду.

Так как же отличить защиту того, во что вы вложились, от применения привилегии пары?

Это очень щекотливая тема. Привилегии по своей природе имеют тенденцию прятаться во всём, что мы делаем. В том Как Устроен Мир, в идеях и опыте, который мы неосознанно воспринимаем само собой разумеющимися. Я поразмыслил над тем, как отделить привилегии от простого признания того, что мы вкладываем в одни отношения больше, чем в другие, и увидел некоторые различия:

Привилегия Защита вложенного
Я хочу больше, чем ты даёшь другим партнёрам. Мне нужно от тебя больше.
Больше ничьи финансы не должны быть тесно сплетены с нашими. Защита моих финансовых вложений важна.
Я хочу отбирать твоих партнёров, ты можешь встречаться только с теми, кого я одобрю. Поскольку ты важна для меня, быть знакомым с твоими партнёрами (если это возможно) и быть с ними в хороших отношениях (если это возможно) важно для меня.
Твои ресурсы (время, деньги и т.п.) принадлежат мне, если мы явно не договорились об обратном. Твои ресурсы — твои, и ты можешь использовать их по своему усмотрению, пока ты заботишься о наших общих финансовых обязательствах.
Я всегда смогу наложить вето на твоих партнёров. Я всегда могу выражать свои мнения, проблемы, дискомфорт, возникающие в связи с нашими отношениями. Я верю, что ты найдёшь способ уважать нашу приверженность друг другу.
Вдвоём мы создадим набор правил, соблюдения которых будем ожидать от любого нового партнёра. Мы будем сидеть и разговаривать с любым потенциальным новым партнёром, чтоб иметь возможность высказать свои потребности и мысли.
Одни отношения должны быть самым важными. Поскольку я была тут первой, это значит — отношения со мной. Важность отношений меняется со временем. Для меня важно, чтоб мои потребности были удовлетворены, а не чтоб я получала больше, чем кто-либо другой.
Если мной и любым другим партнёром возникает конфликт, я прав. Конфликты могут возникать. Я могу не всегда получать то, что я хочу. Для меня важно не то, чтоб я был всегда прав или всегда выигрывал, а чтоб моя партнёрша слушала меня и слышала моё беспокойство.
Мои потребности — всегда на первом месте. Всё не может быть всегда по-моему, это нормально. Когда другие тоже высказывают свои потребности, это нормально.

Многое из этого похоже на то, когда у нас есть два ребёнка. Вы не можете оставаясь в своём уме, объявить одного ребёнка «основным», а остальных — «дополнительными» или сказать, что потребности одного ребёнка будут всегда превыше потребностей остальных. Мы все инстинктивно понимаем, что когда у нас появляется второй ребёнок, мы по прежнему будем защищать первого ребёнка и вкладываться в него, и мы можем сделать это не ставя первенца в привилегированное положение.

Почему же это оказывается так трудно заметить, когда дело доходит до отношений?

Отчасти это происходит из-за того, как общество ставит пары в привилегированное положение и господствующих вокруг ожиданий (которые можно впитать совершенно этого не замечая): позволить партнёру заниматься сексом с кем-то другим — опасно, если вы связываетесь с кем-то другим — вы потеряете то, что имеет, и всё такое.

А отчасти — потому, что мы люди и так глубоко погружены в свой собственный опыт и, особенно, свой собственный страх, что нам бывает очень трудно выглянуть наружу и увидеть чужой опыт.

5. Смотрите за собой

На сайте Weekly Sift есть чудесное эссе The Distress of the Privileged. В нём говорится о негативной реакции, которая часто возникает в ответ на попытку говорить о привилегиях. Когда человек, находящийся в привилегированном положении видит свою привилегию, то попытаться затушевать это и сказать что на самом деле это не проблема — очень человеческая реакция. В конце концов, те из нас, кто находятся в привилегированном положении, получают от этого определённые преимущества, и мы так привыкли к своим привилегиям, так привыкли к тому, что Мир Устроен Именно Так, что попытка указать нам на то, как он действительно устроен вызывает ощущение, что у нас отбирают что-то принадлежащее по праву.

Но когда мы пользуемся привилегиями из-за страха, — это в тысячу раз хуже. Когда мы боимся потерять то, что у нас есть (что, надо сказать, совершенно нормально, когда вы в первый раз сталкиваетесь с полиаморией), почти невозможно испытывать сочувствие к другим. Особенно к тем кто, как нам кажется, виноват в этом страхе.

Ведь привилегии кроются в неосознанности чувства права на нечто. (Реальная история: я знаю парня, пусть он останется безымянным, крайне враждебного к идеям феминизма. Особенно сильно он возражает против мысли, что мужчины опасны, что женщинам стоит опасаться незнакомцев, так как они таят в себе опасность изнасилования. В то же время он чувствует дискомфорт, если ему надо пройти через «чёрный» район. Он не видит в тут никаких параллелей и никакой иронии.)

Когда мы оказываемся в привилегированном положении, это происходит не потому, что мы об этом просили. Просто так получилось. И когда мы начинаем терять это положение или люди вокруг начинают говорить, что мы поступаем нечестно, ну…

Привилегии дают парам преимущества, идущие куда дальше, чем просто уменьшение страха. Они также позволяют сохранять исходную пару в управляемом состоянии. Часто привилегии используются для того, чтобы обеспечить сохранение всех рычагов управления внутри пары и откровенно исключить нового партнёра, типичный пример: «Пара устанавливает условия, а третья может расписаться вот тут, где галочка». Или чтобы сделать это более тонко, через предположения о том как будут проходить праздники и распределяться ресурсы.

Есть некоторые инструменты, которые как мне кажется могут оказаться очень полезными для пар, которые начинают обсуждение возможного открытия своих отношений для того, чтобы предотвратить неосознанное использование привилегий.

  • Спросить себя: «Цель этой договорённости в том, чтобы выбирать подходящих партнёров или в том, чтобы защитить настоящие отношения от предполагаемой угрозы?» Предполагаемые угрозы это именно та дверь, в которую в отношения входит использование привилегий.
  • Спросить себя: «С какого момента нечто важное для меня превращается в ожидания, которые я обращаю на других людей?»
  • Спросить себя: «Если бы я был один, встретил другого одинокого человека и собирался бы вступить с ним в моногамные отношения, показались бы мне разумными такие условия?»
  • Спросить себя: «Не лишаю ли я присоединяющегося к нам третьего власти и возможностей?» Чем больше вы заранее примете решений о том, как должны выглядеть ваши отношения и том, какую роль в них должен играть новый человек, тем меньше возможностей вы ему оставляете, тем сильнее пользуетесь привилегиями пары и… тем более вероятно, что любой «третий», когда вы его действительно встретите, посмотрит на это и скажет «Спасибо, нет».

В идеале структура отношений обладает достаточно гибкостью, чтоб обеспечить потребности и развитие всех их участников. Но часто, особенно у новичков в полиамории, имеется страх, что неприятные чувства (ревность и тому подобные) приведут к разрушению имеющихся отношений. Таким образом, использование привилегий для защиты от ревности и других неприятных чувств становится способом избежать личной ответственности за собственное развитие. Неприятных чувств бояться не следует, они — часть жизни.

Использование привилегий может также быть способом избежать признания того, что у разных членов пары могут быть разные цели и потребности. Обеспечение паре привилегированного положения высказываниями вроде «пара всегда на первом месте» или «у членов пары есть право вето» может оказаться способом избегания прямого столкновения с тем, что желания и потребности членов пары различаются. Если дело доходит до этих различий, третий человек изгоняется из отношений и, ура, гармония восстановлена.

Мой опыт показывает, что чем больше пара прибегает к своим привилегиям, тем более нездоровыми и неравноправными получаются отношения и… тем проще паре оказывается переложить всю вину в том, что отношения не складываются на третью сторону. «Ты не уважаешь наши отношения», «Ты знала правила, на которые согласилась», «Ты побочная партнёрша и тебе следует довольствоваться тем, что у тебя есть» — всё это разные способы сказать: «Мы не собираемся разбираться со своей неспособностью строить отношения, так что заткнись и смирись». Эта неспособность может быть чем угодно от неуверенности до настоящего эмоционального насилия, но рефрен «Ты побочная партнёрша и ты под этим подписалась» покрывает все варианты.

И, увы, отношения, начинающиеся с правил, ограничений и привилегий пары легко превращаются в отношения, в которых выигрывает самый неспособный. Я видел это много раз: было ли это «Я самый неуверенный, поэтому я требую, чтоб у меня был максимальный контроль над новыми отношениями» или «Я в самом угрожаемом положении, так что заслуживаю максимальных преимуществ», но очень часто как только в отношениях находится место для привилегий, отношения начинают двигаться к наихудшему из возможных состояний.

Ещё раз, я не утверждаю, что это происходит по злому умыслу. Сочетание незаметности привилегий и того, что человеку, испытывающему страх, трудно действовать с сочувствием и эмпатией, легко приводит вполне благонамеренных людей на весьма болезненные пути.

6. Привилегии и одиночки

До этого я говорил о привилегиях как о чём-то, чем пара может использовать против присоединяющихся к их отношениям.

Но один из самых неочевидных аспектов привилегий состоит в том, что они настолько глубоко въедаются в наши социальные ожидания, что даже одиночки  могут мысленно поддерживать и укреплять привилегии пары. То, что человек одиночка, совсем не мешает ему принимать привилегии как должное! Это может принимать разные формы:

  • Мои отношения с этими людьми не складываются. Для того, чтоб стать счастливым, мне надо найти собственного основного партнёра. (Подтекст тут состоит в том, что разделение партнёра не может быть таким же хорошим, как парные отношения, это просто временный компромисс до тех пор, пока не будет найден настоящий собственный партнёр.)
  • Мои потребности не удовлетворяются потому, что я побочный партнёр. Будучи побочным партнёром, мне не следует ожидать, что мои потребности будут приниматься во внимание.
  • Разумеется, мои партнёры не будут считать отношения со мною важными — я всего лишь побочный партнёр.

Привилегии даже просачиваются в сам язык. Когда пары говорят о «нашей третьей» и утверждают, что полиамория успешна, так как радует их «обоих», это отражение привилегий. Когда пары говорят об отношениях с третьей как о возможности «ещё больше сплотиться» или принести больше огонька в супружескую спальню, это опять же отражает привилегии.

Мы не начинаем традиционные моногамные отношения с мыслью: «О, парень, я хочу установить набор правил и мой новый партнёр должен быть счастлив под ними подписаться, дабы получить доступ к чудесным возможностям, даваемых моей любовью!» Однако, мы часто входим в полиаморные отношения именно с таким настроением. Паре может казаться вполне естественным и разумным, что условия устанавливают именно они, а одинокому полиамурному человеку может казаться столь же естественным и разумным, что вступление в связь с кем-то уже имеющим партнёра означает принятие чужих условий как есть. Но, повторю, так как мы не начинаем таким образом моногамные отношения, возможно начинать так полиамурные отношения тоже не очень разумно.

7. Собираем всё вместе

Если вы дочитали до этого места (и я поздравляю вас с этим, это огромный текст!), то вот вам итог, который, я надеюсь, останется с вами:

Здоровые и работающие отношения это не присоединение третьей стороны к устоявшейся паре.

Как только пара начинает думать в терминах: «Какие чудесные вещи мы можем сделать для нашей третьей и вот чем мы попросим её пожертвовать ради счастья быть с нами» вместо «Что мы можем сделать, чтоб наши отношения радовали нас всех и давали нам пространство для роста, в каких бы необычных и волнующих направлениях ни двигался этот рост?» — в отношения на мягких кошачьих лапках прибираются привилегии.

Отношения не должны состоять в построении стен и заборов для защиты хищных пришельцев.

Многие случаи использования привилегий, как сознательного так и нет, предотвращаются простым доверием партнёру. Когда вы говорите: «Мой партнёр любит меня, он хочет быть со мной и покуда я говорю о своих потребностях будет принимать решения, которые меня порадуют» — страх приводящий к использованию привилегий тает.

При взгляде снаружи, часто создаётся впечатление, что люди в полиамурных отношениях (да и в моногамных!) на самом деле не доверяют своим партнёрам. Поэтому они стараются создать правила и структуры, которые обеспечат удовлетворение их потребностей. Потому, что на самом деле не верят в то, что если их партнёр или партнёрша сможет делать всё, что захочет, он или она свободно выберут удовлетворять эти потребности.

Когда вы доверяете своим партнёрам, всё меняется. Вам больше не требуется опираться на привилегии, заявляя: «Мой партнёр может заниматься сексом с кем-то другим только в моём присутствии», потому что вы знаете, что каким бы чудесным ни был этот секс, партнёр по прежнему любит вас и хочет быть с вами. Вместо этого можно сказать: «Когда мы найдём третью, мы поговорим все вместе о своих границах в сексе.» И так далее.

Попробовав оба этих подхода, я утверждаю на основе личного опыта, что если оставить в стороне привилегии и вместо этого строить отношения с людьми которым я доверяю, то даже не будучи ограничены правилами они всё равно выбирают радовать меня и это ощущается как самое чудесное и спокойное, что только может быть в мире.

=

Перевод осуществлен проектом polyamory.progressor.ru.

Смотрите далее: